Дымковская игрушка

1940-1950-е годы. Первые ученики и последователи - Часть II

Своеобразны и интересны у Лалетиной всадники на конях, в том числе свистульки. Фигурка всадника восседает на коне важно, в ней чувствуется военная выправка. У коней вытянутые, задорно поднятые морды. Для свистулек характерны короткие туловища и как будто срезанные свистки. В профильном положении в них выявляется живое стремительное движение. Тела коней украшены вертикальными рядами орнамента в такой же импровизационной манере и цветовых сочетаниях. Всадники обычно в одноцветном, нередко желтом мундире с эполетами и высокой черной шляпе. Очень комичны у Лалетиной фигурки свиней. Небольшие, с коротким туловищем, желтые с красными ушами и ртом, черными глазами и двумя парами черных поперечных полос по сторонам хребта, как своего рода символа щетины, с хвостом закорючкой, они передают живой образ стремительно бегущего и орущего поросенка. Этот персонаж близок образу, созданному А.А. Мезриной. Черты гротеска, присущие ее работам, нашли своеобразное воплощение и в произведениях сестры.

Лалетина лепила три варианта уточек: обычные свистульки, уточку-крылатку и утку с двумя утятами на небольшой круглой подставке. Особенно нарядна «утка-крылатка» - в пышных оборках, словно одетая в цветную пелерину.

Лалетина первая и в то время единственная из дымковских мастериц использовала не золотистую, а серебряную поталь, которую довольно обильно наклеивала на поверхность игрушек.

Как и М.А. Ворожцова, М.А. Лалетина умерла в 1942 году. Обе мастерицы обладали оригинальными авторскими манерами, и хотя не оставили учеников и последователей своего искусства, оно заслуживает внимания и изучения. Их творчество только начало возрождаться, и кто знает, каким оно могло бы стать, если бы не начавшаяся Великая Отечественная война.

Война нанесла большой ущерб возрождавшемуся дымковскому промыслу. Кировское товарищество художников было распущено, мастерицы остались без работы. Далекий от передовых рубежей войны, г. Киров принял многих беженцев и эвакуированных. Жизнь в городе, как и везде, была подчинена нуждам фронта. На первых порах показалось, что в такое тяжелое для страны время игрушки не нужны. Однако веселая красочная дымковская игрушка вселяла бодрость, пользовалась успехом, па нее возник большой спрос. У приехавших в г. Киров она вызывала живейший интерес и восхищение своей оптимистичностью. Многие стали собирать ее. По распоряжению художника уже в 1942 году производство дымковских игрушек было возобновлено. Деньшин писал: «Дымковская игрушка являлась тогда доказательством несокрушимости русского народного духа, проявленного и в области народного изобразительного искусства. Как бодрая, воинственная песня, поднимающая дух бойца в великой борьбе с кровожадным врагом, так и дымковская игрушка в эти дни играла роль какого-то светлого жизнерадостного фактора неувядаемости творческих сил народа, его гения».

В 1943 году был объявлен Всесоюзный конкурс детской игрушки. Принимавшие в нем участие дымковские мастерицы - Е. А. Кошкина, Е. И. Пенкина, Е. И. Косе, О. И. Коновалова под руководством А. И. Деньшина - получили первую премию. 9 июля того же года Е. А. Кошкина, Е. И. Пенкина и О. И. Коновалова стали членами Союза художников СССР. 3 марта следующего года в Союз были приняты 3. Ф. Безденежных и Е. И. Косе.

---

Еще в начале 1941 года Деньшин писал в «Кировской правде», что дымковскую игрушку нужно не только сохранять, но и развивать, а для этого необходимо, «как в Палехе, создать условия для продуктивного творческого труда и подготовки молодых кадров».

Проблемы ученичества и подготовки молодой смены становились все острее и насущнее. Ведь до организации фабрики гипсовых изделий в 1934 году, куда как надомницы сдавали свои работы старейшие мастерицы, а затем членства в товариществе «Кировский художник», дымковские игрушечницы не знали экономически организованной формы своего ремесла. Дымковская игрушка развивалась как типичный домашний народный промысел даже в 1920-1930-е годы, когда во многих центрах традиционного мастерства возрождались или вновь создавались артели. Ремесло здесь испокон веков передавалось из поколения в поколение целыми семейными династиями, буквально «из рук в руки», методом наглядного обучения. Этот метод был (и остается) для дымковских игрушечниц традиционными существенным не только по форме наследования мастерства, по и по существу, что имеет принципиально важное значение во всей системе обучения и освоения особенностей местного искусства.

В 1943 году Всекохудожник вынес решение об ученичестве. В обучение к старейшим мастерицам было принято десять человек, в том числе восемь упомянутых выше учениц Е. А. Кошкиной и Е. И. Пенкиной и две ученицы О. И. Коноваловой - А. П. Сухих и О. И. Веснина. Однако далеко не все они связали свою жизнь с игрушкой и тем более оставили след в искусстве промысла.



Рекомендуем

Хохломская роспись
Рабочая тетрадь по основам народного искусства для занятий с детьми 6-8 лет.