Дымковская игрушка

«Подрубишь дерево — обязательно упадет...»

31.01.2008 г. — «Вятский край» (источник)

«Дымковская игрушка. На рубеже столетий». У вышедшего недавно подарочного альбома довольно точное название. Но, размышляя о прошлом народного промысла, возвращаясь к его истокам, автор этих заметок рассказывает и о тех, кто сохраняет это уникальное искусство сегодня.

В Вятке здорово свистят...

Начну с воспоминаний вятского писателя и краеведа Всеволода Лебедева, который столетие назад вопрошал и сам же отвечал: “Что привезти из Вятки в столицу? Берестяной бурачок, да куклу, что светит и блестит, так блестит и светит, что при ней слово бранное побоишься сказать, ведь за стеклом она красавица... стоит как гостья, и держись при ней чище и прямее...”

Я не знаю, как было в столице, но в нашей Вятке еще в сороковые послевоенные годы прошлого века во многих домах на окнах между застекленными рамами можно было видеть необыкновенной красоты глиняных модниц в ярких нарядах. Они как будто хвалились друг перед другом, кто из них краше и милее.

Лет через десять, когда счастливая судьба привела меня в Кировский областной художественный музей, передо мной явились сотни расписных глиняных персонажей: гусары на конях, цирковые наездники на поросятах и козлах, деревенские мужики с гармошками, городские щеголи с тросточками, дородные кормилицы с детьми на руках и, конечно, местные модницы в замысловатых шляпах с зонтиками и ридикюлями. Оказалось, что всю эту красоту называют одним словом — дымковская, по имени слободы, будто бы названной Дымково по обилию дымов, поднимающихся над домами, в печках которых обжигали хрупкие изделия. Проворные скупщики возили их на ярмарки по Волге до самой Астрахани. Но самые большие торги были на Вятке во время весеннего праздника Свистунья, или, как его в старину называли, Свистопляска, ежегодному поминовению жителей Хлынова и Великого Устюга, когда во время печальной битвы «своя своих не познаша». Все жители города «от мала до велика» в течение трех дней свистели в глиняные свистульки. «В Вятке здорово свистят... в Вятке делают игрушку для свиста...» — вспоминал все тот же Всеволод Лебедев в «Вятских записках».

Праздник Свистунья стал историей. Дымковский же промысел сохранился в нашем городе. Именно в Кирове в конце 1950-х годов в новом Доме художника, прозванном «Кошкин дом», в мастерской Михаила Кошкина, скульптора и строителя этого здания, двадцать девушек, пришедших со стороны по объявлению, осваивали ремесло под руководством потомственных игрушечниц.

В те годы я, начинающий научный сотрудник музея, была буквально «брошена» директором в этот дом к художникам. Без знания творческой кухни, считала моя наставница, невозможно стать историком искусства, а тем более критиком. Вот тут-то я впервые увидела комья красной гончарной глины, из которой, как мне казалось, можно делать только кирпичи, а в лучшем случае горшки да плошки. В руках же моих сверстниц глина превращалась почти в те самые игрушки, поразившие меня в музейных фондах. С юности оказавшись в этом сказочном мире, я не могу выйти из него без малого полвека.

Воспитывали мастерицы меня по-женски жестко, если не сказать жестоко. Но с годами все пошло на пользу. Они же, поверив в искренность моих намерений узнать тайны многовековой истории выбранного ими ремесла и, как я сейчас понимаю, довольно самоуверенным рассуждениям об особенностях их творчества, выбрали меня в художественный совет, точнее сказать, позволили помогать создавать дымковскую сказку. Большего заслужить было нельзя. Но это доверие обязывало меня попытаться понять промысел как бы изнутри.

К счастью, не на один десяток лет я была допущена в “святая святых” — процесс творчества старейших игрушечниц, лауреатов Государственной премии РСФСР им. И.Е. Репина Зои Пенкиной, Евдокии Кошкиной, Ольги Коноваловой, Екатерины Косс-Деньшиной. У О.И. Коноваловой я увидела большие листы старой бумаги, на которых были зарисованы игрушки ее матери Анны Мезриной. Еще раньше библиотека музея одарила меня четырьмя альбомами, изданными художником Алексеем Деньшиным в Вятке и Москве с 1917 по 1926 год, с сотнями подлинных рисунков игрушек автора единственной в то время в Дымкове мастерицы Анны Афанасьевны Мезриной. Здесь же, в рукописи 1917 года, меня поразила одна фраза, написанная Алешей Деньшиным с горечью и болью: «Упало совершенно производство глиняных игрушек... Умерла одна из удивительных и очаровательных сказок народного искусства...»

Спасители под занавес

Без сомнения, велика роль личности в жизни общества. Не менее значительна она, как показывает время, в развитии и сохранении народного искусства, в данном случае — дымковского. Именно Алексей Деньшин в 1930-е годы собрал всех потомственных и начинающих игрушечниц в единый коллектив.

После раннего ухода из жизни Алексея Деньшина, в 1948 году, через некоторое время появился другой спаситель дымковской игрушки — Михаил Кошкин, личность яркая, талантливая, решительная и деятельная, к тому же — председатель правления Кировской организации Союза художников РСФСР. Он сумел принять очень важное решение: для того чтобы деньшинские «старушки» передавали ремесло молодым, нужно объединить всех при Союзе художников.

В 1960-1980-е годы произошел, пожалуй, самый высокий взлет дымковского промысла. Учеников обучали в 1966, 1972, 1975, 1976, 1980, 1988 годах. Более семидесяти мастериц лепили и расписывали тысячи традиционных игрушек. Тогда же родились совершенно новые темы, образы и композиции из деревенской и городской жизни, исторических и военных событий, народных сказок и произведений русской классической литературы. По мотивам дымковской игрушки мастерицы выполняли эскизы костюмов танцевальных коллективов, создавали рисунки для льняных тканей текстильных комбинатов, оформляли интерьеры общественных зданий. Веселый дымковский народ стал героем фильмов Московской и Ленинградской киностудий. Мастерицы участвовали на многочисленных выставках в России и за рубежом, побывали в Японии, Италии, Франции, Польше, Чехословакии и во многих городах союзных республик. Очень много мастериц разных поколений стали членами Союза художников СССР, две мастерицы получили звание «Заслуженный художник РСФСР». Музеи и частные коллекционеры многих стран мира приобретали дымковские игрушки для своих коллекций.

Ничто не предвещало нового закрытия «занавеса» над дымковской игрушкой. Но в перестроечные годы промысел в одночасье стал никому не нужен. Ни безденежному покупателю, ни Художественному фонду СХ РСФСР, в систему которого входил ранее. Многие мастерицы были вынуждены уйти из творческой организации. Оставшиеся — самые крепкие, стойкие и верные любимому делу — стали бороться за сохранение промысла. Всю тяжесть организационных дел буквально взвалили на себя извест­ные и опытные мастерицы Надежда Трухина и Светлана Житлухина. Их бескорыстным помощником стал Алексей Чесноков, инженер по образованию, человек истинно вятский, происходящий из старинных родов Вахрушевых и Хохряковых. Благодаря его таланту и любви к творческим людям — художникам и мастерицам дымковской игрушки, профессиональным знаниям в области хозяйственной деятельности, бухгалтерского учета, экономики, юриспруденции он смог подготовить всю необходимую документацию для создания новой творческой организации «Народный художественный промысел “Дымковская игрушка”».

Созданная в 1992 году организация не только сумела получить юридическую самостоятельность, но, что очень важно для старинного вятского художественного промысла, осталась в системе Союза художников России. В это время мастерицы смогли отстоять специально для них построенный в 1981 году в центре города дом от многочисленных посягательств на него различными организациями и торговыми предприятиями. Взяли на себя накопившиеся за прошедшие бесхозные годы долги. Научились в жестких условиях рынка зарабатывать средства, на которые живет сегодня промысел. Непосредственно в своем здании открыли магазин — большое светлое помещение — своеобразный выставочный зал, где можно приобрести уникальные авторские игрушки.

Как показало время, мастерицы не ошиблись, когда десять лет назад выбирали председателем правления творческой организации “Союз художников России — народный художественный промысел “Дымковская игрушка” мастерицу Светлану Житлухину, которая все заботы и проблемы, как говорится, знает не понаслышке, а изнутри.

Очарованная искусством

С пяти лет она мечтала лепить игрушки, очарованная искусством своей родственницы Анны Калининой, мастерицы старшего сейчас поколения — 1958 года. После окончания школы, ожидая приема в ученицы, успела поработать на заводе.

В ноябре 1972 года, при поступлении в промысел, Светлана Житлухина вместе с другими девушками сдавала экзамены. Рисунок — художнику Потехину, имеющему академическое образование. Лепку и дымковский орнамент — старейшим потомственным игрушечницам Зое Пенкиной и Евдокии Кошкиной, которых в свое время высоко ценил Алексей Деньшин. Часто появлялся на экзаменах живописец Петр Вершигоров, в то время председатель Кировской организации Союза художников. Нужно сказать, что все “допере­строечные” председатели — Аркадий Колчанов, Николай Пименов, Виктор Харлов, Александр Веприков — никогда не оставляли промысел без своего внимания. Да и председателем художественного совета дымковского промысла игрушек долгие годы был живописец Георгий Вопилов.

Обучать Светлану Житлухину ремеслу стала Анна Кузьминых, сама прошедшая нелегкую школу мастерства у старейших игрушечниц Екатерины Косс-Деньшиной и Ольги Коноваловой, от которых приняла не только традиции, но и свободу творческого поиска. Светлые и легкие игрушки Анны Кузьминых отличаются удивительным изяществом цвета. Спокойные и нежные тона совершенно виртуозно сочетаются с белым фоном игрушек. Эта мастерица любит дымковскую игрушку и окружающий мир какой-то особой возвышенной любовью.

Вот к такому интеллигентному, доброму и одновременно требовательному человеку осваивать мастерство и учиться ремеслу поступила девятнадцатилетняя Светлана Житлухина. Трудолюбивая, аккуратная и исполнительная, она все пять месяцев учебы “очень старалась”. Лепить требовалось внимательно, без спешки, “лаская” руками каждого героя: птичку, коня, оленя, барыню, петуха или птицу-царя индюка. Расписывать тоже надо было, как в старину, сохраняя орнамент вплоть до точек.

Первый раз игрушки учениц смотрел большой художественный совет Кировской организации Художественного фонда РСФСР, состоявший из ведущих художников — Михаила Кошкина, Фаины Шпак, Алексея Потехина. Они подтвердили правильность обучения, направленного на освоение традиций, которые нарушать ни в коем случае нельзя, иначе без традиций промысел, как подрубленное дерево, обязательно упадет. Совет нацелил учениц на творчество, на развитие собственной индивидуальности, чем всегда богато коллективное народное искусство...

Одного таланта мало

- Путь из учениц в мастерицы долгий. Еще в 1945 году Алексей Деньшин об этом писал: «Требуется длительное время, масса терпения, внимания, настойчивости и любви к этому делу. Мало одного таланта, недостаточно хороших способностей — много труда надо вкладывать в эту работу, чтобы добиться хороших результатов... Найти пропорции, соразмерность частей, гармоничность линий, красоту самого профиля игрушки, сделать ровный грунт, знать, как развести на яйце краску, научиться раскрашивать так, как красили в старину, со вкусом подбирая гамму цветов, орнамент, линии, потом красиво, к месту, наложить позолоту — вот задачи, стоящие перед желающим освоить это с виду немудрящее дело...»

Светлана Житлухина тоже долго шла к раскрытию своей индивидуальности, хотя прошла хорошую школу — от пластичной изысканной игрушки Екатерины Косс-Деньшиной через цельные светлые образы Анны Кузьминых к своим — житлухинским — игрушкам. “У нас с А.В. Кузьминых скорее внутреннее родство”, — так высоко оценила Светлана Житлухина свою наставницу. Редко такое единство душ можно встретить сегодня в промысле, сохраненным более четверти века.

Мастерица она неторопливая. Лепит и красит игрушки спокойно, уверенно, надежно. Руки ее, привыкшие к воде и глине, вслед за фантазией мастерицы создают нарядных индюков, оленей с золотыми рогами, курочек, петушков — весь разнообразный мир дымковских животных. Особенно любим ею вятский народ, над которым она весело посмеивается, наряжая в удивительной красоты наряды, легкие и светлые с обилием лепных украшений.

Вот уже более десяти лет Светлана Житлухина лепит игрушки только для выставок. Будучи председателем правления творческой организации, она все душевные силы отдает тому, чтобы создать благоприятные условия для творчества мастериц. Как для тех, кто входит в штат, так и работающих самостоятельно.

Благодаря Светлане Житлухиной с годами сложился небольшой, но очень цельный коллектив профессионалов-единомышленников, где каждый занят конкретным делом. Светлана Мусихина — бухгалтер; Татьяна Раева — помощник председателя, ведает сбытом игрушек; есть заведующая хозяйством, электрик и технические служащие.

Вся работа коллектива под «неусыпным надзором» Светланы Житлухиной. Она «влезает» в хозяйственные, бухгалтерские дела, организует проведение многочисленных выставок игрушек дымковских мастериц. На ней — договоры с организациями, поиск нужных площадей, оплата, переговоры, решения, кого из мастериц командировать на составление выставочных композиций. Да мало ли какие проблемы нужно решать ежедневно, а вернее, ежечасно.

Конечно же, «служенье муз не терпит суеты». Но неуемный характер Светланы Житлухиной года полтора назад подвиг к созданию подарочного альбома «Дымковская игрушка. На рубеже столетий», посвященного современным мастерицам. Такого еще в истории промысла не было. 39 мастериц сегодня стали героинями этой книги. Портреты мастериц, точно раскрывающие характер каждой, цветные снимки авторских игрушек, художественные проникновенные пейзажи разных времен года, виды Дымкова и современного города — родины дымковских игрушек сделал для альбома один из лучших вятских фотохудожников Станислав Шаклеин.

Творческие характеристики мастериц было поручено написать мне, что стало итогом моей полувековой дружбы с игрушечницами.

Много лет назад, напутствуя молодых мастериц поколения 1972 года, Михаил Кошкин сказал фразу, которую Светлана Житлухина запомнила на всю жизнь и служит этой идее многие годы: «Вы должны быть преданы своему искусству во все трудные времена».


Генриэтта КИСЕЛЕВА


Рекомендуем

Дымковская игрушка.
Рабочая тетрадь по основам народного искусства. Для детей 6-8 лет