Дымковская игрушка

Послереволюционное десятилетие. А.А. Мезрина - Часть IV

Мир праздника, непритязательных развлечений и занятий степенных маленьких человечков передан с той значительностью и серьезностью, которые свойственны изображению любого действия в народном искусстве. Поэтому все дела и занятия совершаются как своего рода ритуал, с достоинством и серьезной сосредоточенностью. Отсюда элемент комизма, который свойствен игрушкам. Но это мягкий, добрый юмор, а не шарж, не сатира, которые безосновательно иногда усматривают в произведениях Мезриной и дымковской игрушке вообще.

Не менее разнообразен и многолик у мастерицы мир зверей и птиц. Анна Афанасьевна очень любила животных, в ее доме всегда жили кошки, собаки, куры. Однако интересно, что кроме собак, да и то в качестве дополняющих композиции персонажей, она никогда не воспроизводила этих домашних животных в игрушках. Среди них нет кур и петухов, но есть свиньи, медведи, львы, коровы и олени, зайцы, гусит, сороки, птицы вообще и, конечно, кони и утки. Все это свидетельствует о не простых взаимоотношениях старых дымковских мастериц с миром зверей и птиц и далеко не прямолинейном отражении в игрушке не только своего бытового окружения, но и образов собственной фантазии. По-видимому, в таком выборе сюжетов зверей и птиц немалую роль играли древние традиции, связанные некогда с праздником Свистопляски.

Особенно традиционны уточки и коньки-свистульки - одноголовые и двухголовые. Ритуальность этих образов, с одной стороны, и лаконичность средств воплощения, с другой, помогали им почти без изменений сохраняться в дымковской игрушке на протяжении всего ее развития, в том числе и в творчестве А. А. Мезриной. К этим образам примыкают также свистульки - коровы, бараны и козлы, отличающиеся формой и положением рогов. Вместе с тем зверям Мезриной присущ экспрессивный рисунок морды, который выделяет их среди произведений других авторов.

Своеобразно лепила она и отдельно стоящие фигурки коня, козла, оленя или коровы - небольшое тело на высоких конических ногах, с торчащими ушами, гордо поднятой головой, украшенной то крутыми, широко расставленными в стороны, то сказочно ветвистыми рогами. Рога поблескивали ромбиками потали, а их основание Мезрина всегда подчеркивала двумя параллельными косыми линиями, нанесенными черной краской. Вместе с черным рисунком глаз и бровей и черными же лепными ушами, концом морды и налепом между рогов у коровы они завершали образ животного, характерный только для этой мастерицы. Коням она как бы одним росчерком рисовала на голове сбрую, тело расписывая «в яблоки» - пятнами двух цветов. Шерсть животных обычно изображалась прерывистыми вертикальными полосами. На оленях они желтые и оранжевые, отделенные вертикальными рядами черных и цветных точек. Коровы красно-оранжевые или пятнистые красно-черные с желтыми рогами. Мастерица создала собственные варианты и других персонажей, например,медведя.

Отношение народа к этому зверю не было однозначным. Разоряя ульи, задирая скот, а то нападая и на людей, медведь внушал страх жителям деревень. Поэтому трактовка его в народном творчестве была различной. Подобно сказкам, и в дымковской игрушке медведь далеко не всегда предстает добродушным увальнем. У Мезриной всегда темно-коричневый или черный, стоящий в рост, с палкой, музыкальным инструментом или каким-нибудь зверем в передних лапах, горбатый и неуклюжий, он словно устрашает своей мрачной силой. Вдоль всего брюха расположены три ряда цветных горошин. Глаза «проколоты» палочкой, что придает морде свирепое выражение. Нередко такой медведь или медвежонок изображен лезущим на дерево. Деревья Мезриной устойчивые, конические, с торчащими от голого ствола вверх сучьями-ветвями. Как типичное для народного искусства изображение части вместо целого, они создают образ леса. В виде традиционной свистульки лепила Мезрина фигурку свиньи. С выгнутой спиной, на четырех конических ногах, с отверстиями для свиста на морде, она компактна и округла. На гладкоокрашенной желтой поверхности характерные глаза и брови «углом», черные штрихи-елочки по хребту, чередующиеся с ромбиками потали, - таков этот персонаж у Мезриной. Но если эта игрушка-свистулька имеет связи с далеким прошлым, то образ льва явно навеян «стражами ворот» из провинциальной классической архитектуры. Лежащие львы на пилонах сохранились и в самой Вятке, и в соседнем городе Слободском, куда дымковские мастерицы ездили торговать игрушками. В такой позе с очеловеченной мордой изображала льва и Мезрина. Подражая монументальным скульптурам, она пыталась воспроизвести моделировку головы, наивно передавала четырьмя завитыми прядями его мощную гриву, плетью закинутый на спину хвост. Морды львов она делала двух вариантов: при одинаковой лепке с щеками-вмятинами глаза рисовала то овалом, то полуовалом с точкой в середине и торчащими волосками-бровями. Сочетание желтого цвета разной интенсивности с черным как бы воспроизводило природную окраску зверя с присущей народному мастеру непосредственностью и прямотой.

При обобщенности и типичности образов, свойственных народной игрушке вообще и в том числе дымковской, Мезрина всегда подчеркивала в каждом персонаже самое главное качество, наиболее характерное и выделяющее его среди других. Её барыни - всегда важные, насупленные, дамы и кавалеры - простодушно-беззаботные, коровы - коротконогие, бодливо-упрямые, олени, точно корону, гордо несущие свои ветвистые рога, львы - комично-царственные, медведи - свирепые и неуклюжие. Впечатления реальной жизни преображались фантазией мастера в самобытный мир образов. Как справедливо писал А. В. Бакушинский, «фантастика и сказка здесь переплетаются с действительностью, с острым, безукоризненным и обобщенным воспроизведением реальных форм».

Творчество Мезриной позволяет поднять два принципиальных вопроса, важных для понимания особенностей народной глиняной игрушки вообще и дымковской в частности. Один из них - проблема так называемого гротеска или того элемента комизма, иронии, которые, как уже упоминалось выше, давали повод говорить о якобы присущей дымковской игрушке сатире или шаржу.

Проблема гротеска как характерной формы народной культуры изучена главным образом для ее словесных и театральных жанров. Объясняется это тем, что в них гротеск проявляется наиболее ярко, во всех своих типичных признаках. В народном изобразительном искусстве гротеск не столь обнажен и свойствен главным образом глиняной игрушке. По существу, для народного искусства эта проблема до сих пор не изучена. Поэтому мы обратимся к ней лишь в той мере, какая необходима для понимания особенностей дымковского искусства и, в частности, творчества А. А. Мезриной, наиболее ярко и последовательно воплощающей гротеск как характерную и органичную черту творческого метода.



Рекомендуем

Хохломская роспись
Рабочая тетрадь по основам народного искусства для занятий с детьми 6-8 лет.