Дымковская игрушка

1960-е годы. Лауреаты республиканской премии - Часть X

Жизнь Екатерины Иосифовны осложнилась после смерти А. И. Деньшина в 1948 году: на нее легла забота и о семье, и о судьбах дымковской игрушки.


Свистульки

Первые самостоятельные композиции мастерицы посвящены сказочным и фольклорным темам. В Государственном музее этнографии есть примеры таких работ: «Руслан и голова», «Три девицы под окном», «Аленький цветочек», «Домик зверей», «Девушка и наливное яблочко», исполненные в конце 1940-х - начале 1950-х годов. В это время Косе стремилась к правдивой передаче сюжета. На большой пластине она соединяла несколько персонажей, старалась непосредственностью лепки донести подробности рассказа. Сегодня эти первые шаги Косе в дымковском искусстве выглядят самодеятельными попытками иллюстрировать сказки «в дымковском стиле», без учета особенностей традиционного мастерства. Но при всем несовершенстве в них чувствуются живописный дар художника, тонкое понимание цветовых отношений.

Видимо, сама неудовлетворенная этими композициями, мастерица обращается к творчеству А. А. Мезриной. На нем она постигает выразительность дымковской пластики, ее слитность с росписью, богатство орнамента, яркий типаж образов, приемы гротеска. Освоив эти принципиальные особенности дымковского искусства, Екатерина Иосифовна постепенно воплощает их в собственных работах.


Водоноска и барыня с петухом

Новый этап в творчестве Косе начинается в 1950-е годы. Она больше внимания уделяет лепке, созданию образов барынь, нянек, водоносок, всадников и других традиционных персонажей. Небольших размеров фигурки с маленькими головками-шариками обрели качества скульптуры. Посадка головы с торсом на колоколе юбки или спине коня придала им статность, живое движение, характерность. Пропорциональность фигур, соразмерность их частей, немногословность деталей сообщали каждой легкость и изящество. Платья женских персонажей мастерица лепила в это время как колокол, украшенный четырьмя оборками, расположенными наподобие опущенных лепестков цветка.


Барыня

Как и у Мезриной, игрушки Косе впечатляют своей пластической завершенностью, подчинением условных приемов лепки созданию образа-типа. Скульптурки Косе обладают определенными художественными достоинствами и без росписи. Однако в создании образа роспись неотделима от лепки. Уже в работах этого времени роспись Косе удивительно гармонична и продумана не только в изысканных цветовых сочетаниях, но и в богатстве орнамента, разнообразного по мотивам, динамичного, способствующего впечатлению живости самих фигурок. Косе смело соединяет на платьях дам и водоносок желтое, оранжевое с зеленым и черным, розово-малиновое с желтым, синее с желтым; причем тонкие цветовые отношения звучат сильнее благодаря черным росчеркам, положенным по цветному полю орнамента. Узор довольно густо заполняет поверхность фигурки, но тем значительнее поддерживает его белый или однотонный цветной фон платьев.

У Мезриной же Косе научилась писать лица. Она писала их по-своему, но, как и Мезрина, использовала приёмы гротеска. Характерный для ее лепки заостренный бугорок носа, в профиль напоминающий клюв хищной птицы, дополняли рисунок длинных крутых бровей с точками-зрачками и три равных кружка оранжевых румян. Они придавали персонажам несколько утрированные черты, но в то же время дорисовывали типаж, яркий и запоминающийся.


Наездник на коне

Наряду с разнообразными барынями с зонтиками, собачками, сумочками, водоносками и няньками, Косе создала немало вариантов всадника на коне и любимый ею образ «Тройки» - Ивана на трехголовом коне. Поза коня и крепко сидящего в седле всадника выражали легкое, стремительное движение. Это движение приобретало некоторое спокойствие в «Тройке», где три конские головы как бы уравновешивали фигуру Ивана-гармониста. И в этих работах роспись коней в крупные синие, зеленые или розовые «яблоки» и ряды полос и овалов рождала ощущение сказочности.

К этому же времени относятся фигурки-миниатюры: целый ряд маленьких барынь и нянек с детьми, отличающихся одеждой, атрибутами, орнаментальным и колористическим решением росписи. Они демонстрируют богатую фантазию и высокое мастерство автора. Несмотря на размеры в три - пять сантиметров, фигурки тщательно проработаны, в них есть напыщенная важность, самодовольство. О таких миниатюрах Косе А. И. Деньшин писал, что они «отличаются четкой формой и тонкостью передачи в лепке всех деталей, сохраняя в то же время цельность всего образа».

Как уже отмечалось, в 1960-е годы из-за больших помещений выставочных залов, где демонстрировалась дымковская игрушка, она увеличивается в размерах. Становятся значительно больше «дамы» и «няньки» Косе. Колокола их юбок вырастают и как будто раздуваются изнутри, приобретая несколько утрированный скругленный абрис. Этот намеренный гротеск усиливается контрастом небольших размеров верхних частей фигур с маленькими шариками-головками, что вместе с тем придаёт женским персонажам мастерицы своеобразные пропорции, легкость и изящество. Они становятся наряднее благодаря дальнейшей разработке цветовых вариаций росписи, разнообразию деталей одежды и атрибутов (шляпок, сумочек, рядов воланов), сочетанию орнамента с гладкой окраской - приема, обычного для дымковской игрушки, но в творчестве Косе приобретшего новое звучание. При живописном богатстве и щедрой декоративности росписи фигуры Косе впечатляют также особенной статью. Их пластика сочетает условность дымковской лепки с общей анатомической правильностью, скульптурной выразительностью в передаче женского тела, подобно старинным игрушкам конца XIX века; «движение в покое», легкое, активное, как бы парящее. В то же время фигурки стоят прочно, твердо, словно самоутверждаясь.



Рекомендуем

Дымковская игрушка.
Рабочая тетрадь по основам народного искусства. Для детей 6-8 лет