Дымковская игрушка

Послереволюционное десятилетие. А.А. Мезрина - Часть VII

Самыми традиционными сюжетами были барыни, няньки-кормилицы и водоноски. Кошкина создала свой собственный типаж, общий для всех сюжетов и выражавший своего рода эталон женской красоты. Ее дамы и няньки всегда статны, горделивы и величавы. В них есть свой нрав и характер. Высокий колокол-юбка имеет не пологий, конический рисунок, а спрямленный, почти отвесный, что придает фигурам твердость, основательность. Пышногрудый торс с руками всегда в нарядных рукавах и маленькая круглая головка шариком с вьющимися волосами, уложенными в прическу, составляют характерные особенности лепки фигур, обладающих своими пропорциями, близкими к отношению 1:3, 1:2. И в эти годы сохранилась своеобразная «метка» Е.А. Кошкиной - углубление-лупка в вершине конуса, которую она помещала во внутренней части колокола юбки.

Свой прием, выверенный и отработанный на многих произведениях, был у Кошкиной и в рисунке лиц. 3.Ф. Безденежных, точно копировавшая его, не достигала той уверенности, точности и выразительности линий, которые придавали куклам Кошкиной только им присущие черты. Характерный нос бугорком-защипом с двумя красными точками ноздрей, энергичный рисунок тонких круто изогнутых бровей с острым, пронзительным взглядом черных точек-глаз, два больших кружка румян на круглых щеках и губы сердечком довершают образ барыни или няньки с открытым лицом, несколько лупоглазой, курносой и добродушной.

В отличие от лаконичной пластики Мезриной, силуэт фигур Кошкиной дробится обилием лепных деталей - нарядных воланов и оборок па платьях и передниках, пышных рукавов, узорных кокошников и больших шляп с полями, свисающими крупными каплями серег, разных предметов в каждой руке барыни (зонтиков, сумочек, вееров, нередко даже птиц) или детей у нянек. Все это равномерно размещено и концентрируется к середине фигуры, не нарушая ее общего спокойного равновесия. Стоит же она всегда па основании колокола-юбки, и у самого края его воланов и оборок мастерица никогда не делает.

Женские персонажи у Кошкиной одеты празднично и нарядно. Даже водоноска с ведрами на коромысле в клетчатой юбке, кофте в талию, с серьгами и рядами бус не выглядит буднично. В окраске мастерица чередует яркие пят-па - синие, малиновые, желтые, зеленые. Чаще они соединялись по контрасту. Раскраска сочеталась с росписью по белому фону, активному в общем цветовом решении. Юбки и передники, как правило, украшает орнамент из кружков, горошин и колец в самых различных комбинациях размеров и цвета, а иногда это обычная клетка наподобие крестьянской пестряди. Орнамент подчеркивает гладко окрашенные детали. К числу ранних работ этого рода можно отнести трех кормилиц, исполненных, вероятно, не позднее 1935-1936 годов. Они сравнительно невелики, традиционны по композиции. Вместе с тем здесь уже налицо характерный типаж Кошкиной с присущей ей выразительностью лепных деталей, нарядными цветовыми сочетаниями и своеобразным орнаментом с единственным в своем роде узором елочки на юбке одной из нянек.

Кошкина обильно использовала крупные пятна золотистой потали, смело вкрапляя их в любые цветные поверхности. Поталь усиливала декоративные качества ее скульптур, которые уже трудно назвать игрушками. Тем более, что в дальнейшем они весьма укрупнились, достигая высоты от двадцати двух до тридцати и более сантиметров.

Традиционная глиняная игрушка всегда соответствовала естественным размерам человеческой руки, ее лепившей. Преувеличенные масштабы фигур Кошкиной, а затем и Е. И. Пенкиной, возникли не по инициативе дымковских мастериц. Это результат условий заказов и сторонних советов, не учитывавших ни сложившихся традиций народной глиняной пластики и ее модулей, ни природных возможностей глины как материала, Однако большие размеры работ Кошкиной не влияли на качество лепки и росписи: талант мастерицы успешно справлялся с утрированными формами, не терявшими своей статности и спокойной величавости.

Сохраняя традиционную фронтальность фигур, Кошкина прорабатывала их со всех сторон. Все настойчивее раздававшиеся требования приближения образов к реальной жизни, преодоления однообразия застылости поз вынуждали мастерицу придумывать новые композиции, вводить в них подобие внешнего движения. Кошкина пыталась примирить эти требования с канонами старого.

Черты примитива в дымковской игрушке имели место у отдельных мастериц, нарушавших каноны, в особенности в лепке. Творчество же А. А. Мезриной - свидетельство яркого таланта, выразившего принципы местного искусства в столь индивидуальной форме и владевшего его канонами так глубоко и органично, что даже в преклонном возрасте, отвечая на запросы времени, она не отступила от высокого уровня своего мастерства.

Требования новой тематики, приближавшей игрушку к современности, не могли остаться без внимания. В 1935 году А. А. Мезриной был создан ряд произведений, отразивших новые тенденции: «Чтение колхозного устава», «Хозяйка», «Детский сад на прогулке», «Свинарка», «Автомобиль», «Лыжница» и другие. Большинство из них выполнены в канонах дымковского искусства. Так, «Чтение колхозного устава» и по композиции, и в образном решении представляет собой вариант «гостей» или «музыкантов», а «Детский сад на прогулке» по существу повторяет композицию «Гусятницы». Раскраска фигурок с ограниченным использованием орнамента не должна была отвлекать от содержания сюжета. Таким образом, новая тематика в этих произведениях воплощена традиционными выразительными средствами. Менее удачны «Лыжница» и особенно «Автомобиль»: здесь автор воспроизводил в глине промышленный образец, что не могло не сказаться на результате - эти работы тяжеловесны и примитивны. А. А. Мезрина до последних дней своей жизни была верна принципам дымковского искусства, старалась понять и освоить новые требования, которые предъявляло время. Ее творчество во многом определило дальнейшие пути развития промысла. Вместе с тем последние произведения старейшей мастерицы отражают сложности и противоречия развития дымковской игрушки 1930-х годов.



Рекомендуем

Городецкая роспись.
Рабочая тетрадь по основам народного искусства для занятий с детьми 7 - 9 лет