Дымковская игрушка

1930-е годы. Е.А. Кошкина, Е.И. Пенкина - Часть II

Крестьянская игрушка стала предметом серьезного изучения, вышли посвященные ей первые монографии.

В гуще всех перипетий игрушечного производства оказался и дымковский промысел. Вятка принадлежала к числу крупнейших районов кустарной игрушки. Наряду с дымковскими глиняными, здесь делали игрушки столярные, токарные, гипсовые, металлические, из папье-маше, соломы, мха, ивового прута, камыша, дерева. Поэтому в Вятке в 1932 году был открыт филиал Загорского института игрушки. Директором его был назначен Д. Н. Тихменев, деятельность которого по созданию новых образцов игрушек вскоре вызвала отрицательную критику в печати. Видную роль в работе филиала играл А. И. Деньшин, который продолжал собирать, популяризировать дымковскую и другие вятские игрушки на выставках и в изданиях. Но вятский филиал Института игрушки просуществовал недолго и в 1934 году был ликвидирован.

Отношение к дымковской игрушке было двойственным. С одной стороны, ее считали уродливой, несовременной, даже выражали сомнение в необходимости этих игрушек и недоумение, каких детей «могли они радовать и веселить». С другой стороны, дымковской игрушкой гордились как самобытным искусством и местной достопримечательностью, ее показывали на выставках, принимали меры к сохранению и развитию.

Внимание к ней особенно усилилось после первой краевой конференции кустарей-игрушечников, которая состоялась с 15 по 18 августа 1933 года в городе Горьком. На конференцию съехалось более ста человек, среди участников были делегаты из Москвы, Ленинграда, Вятки, Семенова. Впервые в жизни выехав из Дымкова, в президиуме конференции сидела А.А. Мезрина. Резолюция конференции, обращенная ко всем кустарям края, ориентировала их на новую тематику в игрушке, на обновление производства, улучшение качества изделий, на превращение «кустаря-ремесленника в кустаря-педагога».

8 сентября 1933 года постановлением крайкома «члену промартели «Вятская игрушка» А. А. Мезриной, свыше пятидесяти лет проработавшей в кустарном промысле по выработке детской игрушки без найма чужого труда», была назначена пожизненная пенсия. Впервые такое внимание было оказано народному мастеру. С 7 ноября 1933 года но 5 января 1934 года в Вятском художественном музее состоялась выставка народной игрушки из фондов других музеев и Загорского научно-исследовательского института игрушки. Почетное место на ней занимали и дымковские фигурки. Среди экспонатов исторического отдела выделялись «по технике, стилю и мастерству» работы А. А. Мезриной. В среде вятской художественной интеллигенции возникла идея создания постоянного музея местной кустарной промышленности. Все это привело к возрождению в 1934 году в Дымкове фабрики гипсовых изделий, на которой открыли цех дымковской глиняной игрушки. Как мастерицы-надомницы в него стали сдавать свои работы А. А. Мезрина и ее дочери - искусства. Её няньки, барыни, а затем и черноволосые черноглазые цыганки нередко заводят одну руку за спину или поддерживают выглядывающего из-за спины ребенка. Таким образом робко, но все же нарушалась привычная фронтальная точка зрения, создавалась необходимость поворачивать и рассматривать фигуру со всех сторон.

В других традиционных сюжетах - изображении всадников и наездников, на конях, оленях, козлах, в образах домашних животных, зверей и птиц - мастерица придерживалась сравнительно небольших размеров, а в образном решении была самостоятельна и оригинальна. Кони, олени, коровы у нее всегда с вытянутыми мордами, с унылым ленивым выражением. Они стоят в позе традиционного «движения в покое». Кони расписаны вертикальными рядами горошин двух размеров и цвета, а коровы, олени, козлы коричнево-красными, серыми или черными крупными пятнами, напоминающими их природную окраску. Хвосты коней и коров обычно лепные, плетеные или завитые, по хребту наведена черная линия, уходящая в хвост. Грива коней также завитая лепная, от нее спускаются параллельные росчерки длинных прядей. У коров бодливо выступающие вперед рога и торчащие под ними черные уши. Глаза животных мастерица писала как у людей - с крутым изгибом бровей и зрачками-точками. Всадники и наездники сидят крепко и уверенно, словно гарцуя. Любила она лепить и всадников с коническим свистком-основанием сзади. Иногда она одевала их в военные френчи и буденовки, таким способом наивно и прямолинейно «осовременивая» традиционную игрушку.



Рекомендуем

Хохломская роспись
Рабочая тетрадь по основам народного искусства для занятий с детьми 6-8 лет.