Дымковская игрушка

Из истории дымковской игрушки в 19 веке

Вятка впервые упоминается в летописных источниках в 1374 году. Эту дату принято считать временем основания города. Заложил его на месте существовавшего в XIV веке русского поселения один из отрядов ушкуйников, ходивших в поход на Волжскую Болгарию. В составе отряда были разные люди: новгородцы, двиняне, устюжане. В XV веке Вятка была феодальным владением: входила в Суздальско-Нижегородское княжество, была уделом Галицкого (Костромского) князя, а потом ею завладел московский князь Василий I.

В 1452-1457 годах на высоком берегу реки Вятки между Раздерихинским и Засорным оврагами появился укрепленный кремль-крепость Хлынов, названный по реке Хлыновице. Феодальные войны не раз приводили к осаде города Хлынова, но он стойко защищался и лишь в 1489 году был сдан без боя Ивану III и присоединен к Москве.

В конце XV — начале XVI века население Хлынова стало пополняться выходцами с Северной Двины и особенно из Великого Устюга. Последние и основали в это время на низком правом берегу Вятки Дымковскую слободу, повторившую и название слободы в Великом Устюге, и местоположение, затопляемое во время разливов реки, и церковь во имя почитаемого в северном городе Прокошня, и, возможно, занятие основного населения гончарным делом.

В XVI-XVII веках через Хлынов шли торговые пути с севера на Москву, в Поволжье, Пермь Великую. К 1678 году в городе уже было пять тысяч жителей, развивались ремесла. В XVIII веке число ремесленников значительно возросло. В конце XVIII века в Хлынове было четыреста пятьдесят семь ремесленников около двадцати видов ремесла. Жители Дымковской слободы в это время занимались гончарным промыслом.

«Дымковская слободка за рекою Вяткою, на выгонной земле, которая в бывшее под дирекциею Шувалова межевание межевана, коя в весеннее время вся потопляется; по стечении же весенних вод в свои границы окружаема бывает зеленеющимися лугами, близ коей со стороны полуденной облегчает старого течения река Вятка проток; по древнему ее строению регулярных улиц не имеет, в пей домы деревянного строения», — сообщает старинная рукопись.

В 1780 году в Хлынове было восемьсот шестьдесят пять деревянных домов и только шесть каменных. В этот год в связи с губернской реформой и присвоением статуса уездного и губернского города Хлынову было возвращено его старое имя — Вятка. Город был захолустным, население малограмотным. Лишь в 1786 году открылась первая светская школа. Таким темным полусонным медвежьим углом Вятка оставалась на протяжении всего XIX столетия. Не случайно она стала местом политической ссылки, которую отбывали здесь А. И. Герцен, М. Е. Салтыков-Щедрин, В. Г. Короленко и многие другие талантливые представители русской культуры.

М. Е. Салтыков-Щедрин писал о Вятке: «Въезжая в этот город, вы как будто чувствуете, что карьера ваша здесь кончилась, что вы ничего уже не можете требовать от жизни, что вам остается только жить в прошлом и переваривать ваши воспоминания. Из этого города даже дороги дальше никуда нет, как будто здесь конец миру».

Меткое народное слово отразило дух местного самоуправства в поговорке: «У нас на Вятке свои порядки». Но ссылка рождала силы внутреннего сопротивления, а трудные условия жизни, бюрократизм и самоуправство чиновничества пробуждали в народе изобретательность, дух непокорства и волю к творчеству. «Мы вячки — робята хвачки: семеро одного не боимся, а один на один, так и котомочки отдадим», — посмеивался над собой вятский мужик. Талант, сметливость и изобретательность вятских крестьян внесли немалый вклад в развитие отечественной техники, науки и культуры.

Суровый климат, низкая плодородность почв и малоземелье вынуждали население края заниматься в дополнение к земледелию промыслами. В XIX веке по развитию местной домашней крестьянской промышленности Вятский уезд занимал первое место в губернии. Здесь были широко развиты не только разнообразные ремесла, но многие виды народного художественного творчества: ткачество, кружевоплетение, гончарство, ювелирное дело; но особенно различные виды художественной обработки дерева — от резных и расписных предметов бытовой утвари до домовых росписей, которыми вятские живописцы-отходники прославились по всему Северу и Уралу; от создания красивых по текстуре предметов из каповых наростов до плетеной и резной мебели. В ряду этих видов местного народного искусства особая роль принадлежала дымковской глиняной игрушке.

Некоторые историки вятского края считают, что производство игрушек в Дымковской слободе появилось, вероятно, только в начале XIX века. Вряд ли с этим можно согласиться, хотя никаких письменных доказательств для более точной даты их возникновения не обнаружено. Вместе с тем происхождение и история дымковской игрушки неотделимы от местного праздника — Свистопляски. Именно к ней приурочивали производство и массовую продажу глиняных игрушек и свистулек.

Существует легенда, по которой начало празднику положило так называемое хлыновское побоище. Его подробно описали путешествовавший в 1770-1772 годах по разным провинциям Российского государства капитан Н.П. Рычков и сосланный в Вятку в 1811 году зять М. И. Кутузова, опальный генерал-майор Н. 3. Хитрово. По их сведениям, в XIV-XV веках (конкретные даты авторы называют разные — 1392, 1418, 1421) под укрепленными стенами Хлынова собрались жившие в крае инородцы, чтобы взять город, основанный якобы пришельцами-новгородцами. Не надеясь только на свои силы, жители Хлынова послали за подмогой к устюжанам. Устюжане пришли ночью, но не с той стороны, с которой их ждали. Не распознав в темноте друзей, вятчане перебили многих и только утром увидали свою ошибку: «Своя своих не познаша». В память погибших на месте побоища поставили часовню, а в ней деревянный крест, и с тех пор ежегодно устраивали здесь панихиду - поминовение невинно убиенных, после чего начинался праздник Свистопляски, в ритуал которого входило катанье глиняных шаров с высокого берега Вятки вниз по Раздерихинскому спуску, кулачные бои, свист, песни и пляски. Ставились балаганы с обилием разных сладостей и обязательно продажей глиняных игрушек и свистулек.



Рекомендуем

Дымковская игрушка.
Наглядно-дидактическое пособие. Для детей 3-7 лет